улица

Нарни (Narni), Умбрия, часть 1

100 КБ
кросс-пост в zamki_mira, italia_province
Да-да, это то самое место, благодаря которому волшебная страна Нарния получила свое название. Правда, львов, колдуний или даже завалящих платяных шкафов тут не водится, а фэнтези нынче снимают исключительно в Новой Зеландии, но пришлось верить людям в турбюро на слово:) Говорят, Льюис еще ребенком наткнулся в атласе на название города в Италии и оно так запало ему в душу, что много позднее он назвал так Collapse )

Маленькие детки - маленькие бедки. Выросшие - соответственно.

Женечка - один из моих выпускников. То есть даже не моих лично, а той школы, где когда-то работала.
Он был бы очень милым мальчиком, эдакий Буратино из старого советского фильма, белозубая улыбка на весь рот, а рот до ушей, хоть завязочки пришей. И обаяние через край. И постоянное желание чему-то учиться. И стремление всем помочь. Прелесть что за ребёнок! Если бы не два "но"...
Первое из них - это его эмоциональная нестабильность, которая выражалась в способности истерить ярко, громко, и матерно по любому поводу, да и без него.  Угадайте, почему его прозвали "пилорама"?  Второе плавно вытекало из первого: результатом его истерик были существенные материальные потери. В юном возрасте это были изорванные в клочья тетради с одной-единственной ошибкой, учебники, оказавшиеся в чём - то недоступными для понимания, или которые надо учить, а хочется играть, поделки, которые не вызвали бурного и немедленного восторга окружающих.
Повзрослев, Женя стал проявлять свой темперамент менее ярко, но потери стали ощутимее. Например, послать по известному адресу бригадира, обнаглевшего дать нашему мальчику задание, идущее вразрез с его, мальчика, жизненными устремлениями и планами. Или на глазах у завкадрами изорвать в клочья  свою трудовую книжку, в которой работодатель, вот сволочь, посмел сделать запись "уволен за прогул". Или прийти в райисполком и швырнуть на стол ключи от соцжилья со словами "забирайте, мне все равно за эту квартиру платить нечем". И удалиться с гордо поднятой головой.
Или послать в пеший эротический тур кого нибудь из тех немногих, кто ещё терпит по незнамо каким причинам его выходки и не даёт совсем пропасть в этой жизни. Меня, например.
Я там, в этом туре, вообще, по мнению Жени, жить должна. Так часто он туда меня отправляет. Я не хожу, потому как он так же часто потом кается, зовёт обратно, просит прощения, обещает больше не быть и вести себя прилично.
Я делаю вид, что верю в его раскаяние, он делает вид, что верит в то, что верю я, и мы бодро движемся к следующему проявлению его холерического темперамента.
Жить у меня, есть мой хлеб, делать вид, что ищет работу, гонять днями с моими пацанами в футбол, при этом игнорировать мои посильные поручения - это нормально. "Что мы должны делать за такие деньги? Ничего, и ещё немного портить".
Кстати, насчёт портить. Сей персонаж мне очень напоминает старый анекдот, когда троих товарищей разных национальностей некие инопланетяне закрыли в герметичных пустых комнатах, выдав по три стальных шарика, велев что-нибудь из этих шариков соорудить. Ну, типа теста на интеллект. Когда через некоторое время товарищей выпустили, один из них из шариков сделал вечный двигатель, второй самогонный аппарат, а третий стоит, задумчиво пяткой пол колупает. "Шарики где, умник?", - спрашивают его. "Два сломались, один потерял".
Когда кому-нибудь за недорого срочно нужна грубая физическая сила, не предполагающая при этом могучего интеллекта, я могу предложить обратиться к Жене, но в качестве рекомендации всегда рассказываю этот анекдот. Типа бери, но без гарантии результата. И когда негодующий работодатель врывается ко мне в дом, разбрызгивая проклятия, я хладнокровно напоминаю: "Три стальных шарика...."
Это уже стало мемом в наших кругах. Как Женя? - спрашиваю я. Три железных шарика, - отвечают мне. И всем все ясно, все невесело смеются.
- Ты его портишь, - говорили мне все друзья. - Отпусти его и дай волшебного пенделя для устойчивости полета.
- Жалко дурака, - вздыхала я, - пропадет.
- А так пропадет гарантированно, - говорили мне, - куда ему стремиться - спать есть где, пожрать тоже дают, непосильным трудом не грузят, да и посильным тоже...лотерея та ещё, когда все сделает на совесть, а когда и чревато материальными потерями.
Переломным моментом наших непонятных отношений стал подслушанный разговор, где Женя делился мечтами с одним из моих друзей.
- Хочу, - говорит он, вытирая пот после футбольного матча с моими мальчишками, - стать молодым отцом. Классно так было бы, в футбол с ними гонять можно, на речку ходить.
Тут уж я взбеленилась не на шутку.
- Отцом ты стать хочешь?! А на работу ты устроиться не хочешь?! Жильё себе найти не хочешь?! - орала я, - Или ты мне ещё и жену сюда приведешь? Или мне ещё и детей твоих кормить придётся?!
Ну, там я ещё много чего высказала из наболевшего, но поскольку  цензурными в моём дальнейшем спиче были только предлоги, я его опущу. В конце своего монолога я величественно (ну, во всяком случае, я надеюсь, что это было величественно), указала ему на дверь.
- То есть как уходить?! А куда я пойду?! И на что жить буду?!
- Мобильник продашь! - злорадно выкрикнула я, наплевав на величественность, и безжалостно захлопнула за ним дверь.
Тема мобильных телефонов - особая. Общеизвестный факт, и Женя лишь одно из подтверждений тому, что чем беднее нищеброд, тем круче у него мобильник.  Поэтому у Женьки мобильные телефоны менялись еще чаще, чем работа. Он только на них, наверное, и деньги тратил. Апофигеем стал случай, когда нашему экономному мальчику стало жабно платить 50 баксов за ремонт разбитого экрана, и он предпочел купить за 500 новый телефон. За последние 500, кстати. А после я услышала мечтания потенциального молодого отца. Как вишенка на торте. Или, скорее, бабочка на штанге у волка из "Ну, погоди".
И пошла крушить налево и направо...
Дети, кстати, знают, что, когда у мамы планка падает, то лучше сидеть тихо, как мыши под веником.
Это стало дополнительным бонусом принудительного ухода Женечки в белый свет.
Не пропал, кстати, наш мальчик. Устроился на работу, ему даже, нет, вот так: ему ДАЖЕ дали общежитие.
Про него, про его жизненные косяки, про наши с ним высокие отношения можно написать ну, если не роман, так повесть размером с "Миколку-паравоза" гарантированно. Но зачем? Смысл понятен и так.
Итальянцы говорят "Non si puo autare a chi non vuole essere autato". Если перевести дословно, букву в букву, это получится "Нельзя помочь тому, кто не хочет быть *поможенным*"
Нельзя помочь тому, кто не хочет эту помощь принять. Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасенным. Нельзя тянуть кого бы то ни было из бездны, если нет уверенности, что спасаемый хочет оттуда выбраться. Иначе рискуешь упасть туда сам.
С Женей мы продолжаем общаться. Он приходит ко мне в гости с печенками для детей, я даю ему работу, которую нельзя испортить. Например, выкопать траншею. Или разбить старую бетонную дорожку. Подумаешь, та кувалда уже была не новая, и ручку в ней уже надо было менять. Наверное. Да и лом пора было выбросить....
Мастерская

Как совок боролся с "мифом о блокаде"

К моему посту о блокаде - больше 700 комментов, взбесившиеся анонимы вопят "посадить!", "сколько можно очернять!" и т.д. То есть - спустя 75 (!) лет после прорыва блокады бурление говен просто фантастическое, сталинисты и "государственники" вопят так, как будто это ИХ обвиняют в том, что они допустили блокаду и все связанные с нею ужасы. Почему? А ответ очевиден: потому что сам факт того, что блокаду допустили и три года ничего не могли с ней сделать, что миллион двести тысяч советских граждан умерли от голода - а вся огромная страна была "за речкой" и "ничем не могла помочь" - постыден.

И, кстати, сама-то Соввласть - в лице тов. Сталина и его башибузуков - это прекрасно понимала! Я тут полез уточнять, что это был за "самодеятельный музей Блокады", о котором написала Чижова в своей статье, когда и почему его уничтожили - и наткнулся в Сети на интереснейшие подробности. Музей, оказывается, уничтожили не в 1946, а в 1949 году, в рамках, судя по всему, "ленинградского дела" - но какова была риторика у тех, кто его громил... "Только врагам мог понадобиться миф о блокаде, чтобы принизить роль великого вождя!" Ничего не напоминает?
Collapse )

Добро наказуемо....

Выходим как-то гулять с собаками, а на улице возле дома напротив подогревается уже и без того теплая компания.
Алисе пофиг, а Сабина сразу принимает стойку боевой черепашки и начинает двигаться в том направлении с весьма неприятным (для компании) выражением морды лица. Кричу ей:
- Сабина, нельзя!
Мадемуазель Сабинская оглядывается на меня с немалым удивлением: да ладно?! шутишь?! дай я их шугану по быстрому, и будет всем щасте. Я упорствую в своей толерантности к местным алкашам, Сабина уходит гулять несколько разочарованная, но бдительно озирается на компашку, пока та в поле зрения находится.
Зря не позволила собаковской их прогнать. Сегодня они обосновались уже возле соседского дома, а поскольку от этого соседа меня пока отделяет только условная линия фундамента будущего забора, свой фуршет они организовали практически у меня во дворе. Со всеми вытекающими и звучащими.
Дети перепугались, прибежали ко мне, зная, что мама не подведет, разберется как следует и накажет кого попало.
А мне в таких случаях два раза "фас" кричать не надо .
После короткого диспута о вреде алкоголя в общественных местах, где я сама себе напоминала жену из анекдота "а если у меня руки в боки, то мне похуй, на каком ухе у тебя тюбетейка", компания признала себя побежденной и собрала манатки.
Напоследок неудачливый спикер оппонентов язвительно поинтересовался: а почему это, мадам, вы сами такие вопросы решать выходите, а не ваш муж, а? Где он у вас?
Пока я раздумывала, оставаться ли мне в рамках относительно цивилизованной дискуссии или плюнуть на свой и без того шаткий имидж культурной женшины и просто послать всех в пеший эротический тур без хлеба в дорогу, дилемму разрешил собутыльник оратора, буркнув: а на хуя ей муж, она и сама батальон разгонит.
Комплимент то был, или мне в душу нагадили, я так и не определила.
В следующий раз отправлю Сабину разбираться. Ей рефлексия чужда.

Естественное состояние крысиного общества



Учёные провели множество опытов и выяснили удивительную особенность: в крысином сообществе, помещённом в закрытое ограниченное пространство, вне зависимости от способностей, попавших в группу изучения особей, а также вне зависимости от предыдущего статуса этих особей в структуре крысиного общества, социальные роли (иерархия) перераспределяются новым – но строго одинаковым образом: определённая часть крыс в определённой пропорции становятся «эксплуататорами», часть крыс становятся «рабочими», небольшая часть крыс пытается выживать самостоятельно и автономно, а часть крыс становятся «изгоями» – отбросами крысиного общества…

Но, давайте, закончу с отсебятиной и перейду к фактуре.
Collapse )


#общество, #эксперимент, #насилие, #принуждение, #иерархия, #социальное_неравенство

Как это делают итальянцы: ругаться, не матерясь

Ошибаются те, кто уверен, что в итальянском языке нет мата. Есть в нем и мат, и богохульства, и крепкие словца, и весьма заковыристые выражения, используемые как иносказания. Особенно любопытны с лингвистической точки зрения именно эти последние. Так вот давайте посмотрим какие слова подбирают воспитанные - или начитанные - итальянцы, чтобы дать выход бурлящим страстям!

Итальянский язык вообще очень живой - в первую очередь благодаря богатейшему словарю, который украшают и мириады диалектизмов, и заимствования из других языков, и хлесткие неологизмы. Каждому слову - свой особый контекст, ведь, как известно, то, что мы решаем выразить в словах (или, напротив, не договорить) отражает наши мысли.

Итальянский лингвист Туллио Де Мауро составил целый словарь "ранящих слов", которые нельзя назвать ни ругательствами, ни оскорблениями в привычном смысле слова. Но, которые, тем не менее, весьма успешно доводят до собеседника или окружающих мнение говорящего о каком-то индивиде:)

Collapse )

Бетховен

Кто придумал названия семи нот и что они значат в переводе с латинского?



Изобретателем всемирно известной нотной грамоты считается монах Гвидо Аретинский (Гвидо д’Ареццо), живший в (ок. 990 — ок. 1050) года нашей эры. Как и все прекрасное в те времена, нотная грамота зародилась близ Флоренции, небольшом городке в Тоскане — Ареццо.
Collapse )

Рождественская Песня Номер Один.

Рождественский гимн Stille Nacht, heilige Nacht (англ.Silent Night, Holy Night, рус. Тихая ночь, Святая ночь) является самой известной и исполняемой рождественской песней в мире, переведена на 300 языков и причислена к нематериальному культурному наследию ЮНЕСКО.

Песня была написана священником Йозефом Мором в 1816 году в австрийской деревне Оберндорф под Зальцбургом. На музыку ее положил сельский учитель и органист местной церкви Франц Ксавьер Грубер.


страна утраченной эмпатии

Отсюда.

Вот все говорят – совки, совки… Одни жалуются, что "народ не тот попался", другие первых в этом уличают – "ага! Вам еще и народ какой-то другой подавай! Убирайтесь-ка лучше в свой Израиль!". В общем, одни обличают, другие обижаются, но ясно, что тема актуальна. Двойственность в отношении к своему народу – к самим себе то бишь – прорывается постоянно.

С одной стороны, любим кичиться, что "мы – белые люди", "европейцы" (не то что какие-то таджики или, прости господи, "лица кавказской национальности"), словом, не дикари и не азиаты. С другой – какой-то тайный зуд, национальный комплекс неполноценности не дает покоя, похоже, даже самым истовым русофилам и путинолюбам. Есть у наших людей подозрение, что мы – какие-то не такие. То ли не совсем белые, то ли не совсем люди. Возможно, даже наверняка, лучше чем то и другое. У нас ведь "особый путь", и Христа мы славим правильнее всех.

Но все-таки, все-таки…

Так все-таки – кто мы? Такие же, как все? Или у нас "особый путь" и "Третий Рим"? Или – Азия-с, "Азиопа"? Или, может быть, справедлив компромисс, предложенный Галковским – мол, русские – это "самая глупая белая нация"?

Как нам к себе относиться? Согласитесь, от этого многое зависит. Какие-то шаги будут эффективны, если иметь в виду "европейцев", и совсем не сработают, если окажутся направлены на носителей сакрального знания о "третьем пути". А меры, сделанные в расчете на "азиатскую деревенщину", вызовут отторжение у "Европы". Как быть?

Самый простой вариант – постулировать, что мы такие же, как и все, и нечего тут копаться. Однако это сомнительно. Как-никак, а у нас за плечами несомненные 70 с лишним лет коммунистической диктатуры – опыт уникальный для любого народа.Collapse )