a_barbarisovna (a_barbarisovna) wrote,
a_barbarisovna
a_barbarisovna

Categories:

Обычное, скучное путешествие из Рима в Брешию. Вернее, должно было быть таким. Но....

Радищев, проехав сколько там км из Питера в белокаменную, с ходу  накатал эссе, как все плохо в Расейе. Столько он безобразий встретил по дороге. За что ему, помнится, тут же выписали литературную премию в виде каторжных работ.
Я, само собой, не Радищев, и на лавры не претендую, а уж тем более  нидайбох, как у него. Свят, свят, свят!... Ну, и безобразий мне особых  не встретилось, хоть и проехала почти столько  же. Но персонажей впечатляющих хватило. Есть чем поделиться.)
Ну что, поехали со мной? Итак, из Рима в Брешию!

На римском ж/д вокзале Тибуртина совершенно пусто. Еще бы, почти полночь, черный час не только трамваев, но и римских вокзалов, которые закрываются ровно в 24.00. Это, конечно, не Термини, который вообще что-то неприличное в плане территории, но и Тибуртина, может, в силу своей ночной безлюдности, просто пугает своей громадой и пустотой. И звуки музыки, которая вдруг раздается в ночи, кажутся хоть и потусторонними, но абсолютно закономерными. Как таким же закономерным кажется черное пианино на железнодорожном вокзале. ПИАНИНО?! НА ВОКЗАЛЕ?!
Хотя что здесь такого? Это же Рим! Соскучится народ в ожидании поезда, сядет, поиграет. Все лучше, чем бычки смолить за углом. Все для людей, Гейропа, как любят говорить на расейскои ТВ!
И неожиданный пианист,  молодой симпатичный китаец, только добавлял флера  таинственности этой пустоте громадного вокзала....Боже, как он играл!... Я было остановилась, заслушавшись, но девица рядом с ним, казалось, вся погруженная в его музыку, так злобно зыркнула на меня глазами, что я посчитала за благо унести оттуда ноги. Пока их, и без того недлинных, дополнительно не укоротили. Хорошо, что хоть из-за колоны на мобильник щелкнуть сообразила, а то кто б мне в такое поверил!
Два солдатика с автоматами, охраняющих вокзал и, казалось бы, вместо этого беззаботно треплющися о своих делах, тут же неуловимо меняются прямо на глазах, как только я сворачиваю к ним с вопросом. Один весь внимание в мою сторону, прямо сканирует, второй так же  профессионально потрошит взглядом меня, мой рюкзак и мой чемоданчик. Да, синьора, автовокзал за углом, выходите, держите курс вон на то дерево, за ним сразу налево и вы на месте! Всего хорошего. Кажется, еще вопрос, и потрошить меня будут не только взглядом. Злые вы, уйду отсюда. Мелькнувшая было мысль вернуться, наплевав на девицу, и заснять пианиста еще и на видео, удрала, напуганная автоматчиками.
Зато на одноименном автовокзале, соответственно, тоже Тибуртине, кипит жизнь. Пока. Ровно в полночь и здесь всех выставляют за ворота, и автобус надо ждать там. ЦЕЛЫХ ПОЛЧАСА! В Риме, ночью! Одно утешает, нас таких много. И не таких, кстати, тоже...
На соседней скамейке справа от меня спит парень. Не просто дремлет в ожидании своего рейса, а реально спит, подложив под голову рюкзак и даже похрапывая, как очень, очень уставший человек. На скамейке слева еще один парень, с выбритыми по кругу волосами и задорной гулькой на макушке, уткнулся в мобильник и что-то увлеченно там пишет, строчит прямо.
Я, наверное, тоже слишком увлеклась размещением фото ночного пианиста в соцсетях, так что даже не поняла, что обращаются ко мне. 
- Синьора, куда и во сколько идет ваш автобус? - терпеливо повторяет карабинер.
- Эээ, на Брешию, в пол-первого, - растерялась я.
- Вы в курсе, что в полночь вокзал  закрывается, и вам придется ждать за воротами?
- В курсе, - прийдя в себя, буркнула я, - полночь еще через четверть часа!
Но он, не обращая на мое бормотание никакого внимания, уже тормашил моего соседа справа, того, который спал. А теперь тоже растерянно хлопал глазами:
- Ээээ, да, есть билет, только на воскресенье...
С ним карабинер был гораздо менее терпелив, но по-прежнему вежлив:
- Синьору придется ждать воскресенья снаружи.
Парень сгреб свои манатки и потащился к воротам.
Не успела я вернуться на просторы фейсбука, как рядом опять  забубнили:
- Синиола, синиола...
Поднимаю голову - какой-то темнокожий рядом мнется.
- Не подаю, - отрезала я, и снова демонстративно уткнулась в планшет.
- Синиола, заклываисся, вакзала заклываисся.
Тьфу ты, ну что, из-за пяти минут с ним ругаться?! Плюнула и вышла за ворота, пока места в партере под фонарем и подальше от мусорки не все заняли.)
Шариться в планшете, прислонившись к забору, и постоянно проверяя, не спёр ли кто у тебя рюкзак,  было не совсем удобно, поэтому я свою деятельность переключила в режим "смотрим, видим, наблюдаем". А посмотреть тут было на что!
Например, рядом со мной пристроились две заполошного вида дамочки с аутичным мальчиком лет шести. Вернее, заполошная из них была только одна, которая без конца дергала пацана, не хочет ли он есть, пить, писать, какать, проверяла, сухой ли памперс, рылась в рюкзаке, очевидно, в поисках нового, не замечая, что просторная юбка, куда можно поместить троих таких, как она, перекосилась набок, а блузка вырвалась из юбочного плена и неприлично задралась, являя миру смуглый животик, неожиданно пухлый для довольно тощей тетки.  Вторая - абсолютная противоположность первой, живая иллюстрация на тему "Флегма". Она добрела вслед за первой до забора, плюхнулась на тротуарный бордюр, как-то очень неловко подвернув под себя ногу (хотя скорее это мне казалось, что ей неловко. Во всяком случае, если б моя нога так вывернулась, придавленная задницей, меня было бы слышно очень громко, далеко и не совсем цензурно. А ей не, все норм) и уткнулась в книгу, открыв ее еще во время приземления на бордюр, не замечая суеты своей компаньонки, которая не переставая кудахтала над мальчишкой.  А тот, не обращая на нее никакого внимания, сосредоточил всё его на моей особе, так пристально глядя мне в рот, что я чуть не подавилась яблоком, которое точила со скуки. Мне даже как-то не по себе стало.
- Ээээ, хочешь яблоко? -  я попробовала изобразить вежливость и полезла в сумку за вторым. Пацан даже не мигнул.
- Ммммм, синьора, могу я угостить вашего мальчика яблоком? - вспомнила я о правилах хорошего тона.
- Нет, он его не ест, - рассеянно отозвалась она, продолжая перетряхивать свои бебехи.
- Разве что у синьоры есть кусок пиццы, - она наконец вынырнула из своего рюкзака и с немалой надеждой уставилась на меня.
- А пиццу я не ем, - растерянно промямлила я и протянула мальчику яблоко. Он не шевельнулся, продолжая так же пристально меня изучать.
Блин, где ж я ему пиццу сейчас возьму, - тоскливо зашарила я глазами по окрестностям, которые совсем не радовали. Темные окна, наглухо закрытые роллетами витрины и горы мусора вокруг. Да, это не Беларусь, тут ночная жизнь если и кипит, то в строго отведенных для этого местах, к которым автовокзал явно не относится.
По счастью, подошел наш автобус, и началась посадочная суета, закрывшая от меня и странного мальчика, и не менее  странных теток с ним.
Благо, и тут забавных персонажей хватало. Один счастливый отец семейства, состоявшего из затюканой жены и предельно развязного сынули лет 10, чего стоил. Этот кадр умудрился перепутать дни отправления! Навьюченный чемоданами и домочадцами, он в полночь прибыл фиг знает откуда, чтобы узнать, что его автобус ушёл сутками раньше.
Бедный водитель несколько минут безуспешно шарил сканером по билету недотёпы, не понимая, что ж тут не срастается, пока его не осенило глянуть на дату билета.
- Ооооо, синьор должен был уехать еще вчера! Ваш билет на 31 июля, а сегодня 1 августа.
- Что за ерунду вы несете, сегодня 31 июля!
-  Синьор,  31 июля было с утра, а сейчас уже пол-первого ночи!
- Я у вас не спрашиваю, который час, мне интересно, почему вы не пускаете меня в автобус!
- Потому что у синьора билет на 31 число, а сейчас уже 1-е.
- Как оно может быть первое, если сегодня 31-е?!
- Потому что уже тридцать минут как первое число!
До сынули дошло первым.
- Ооооо, придирок, ты и тут облажался, - прокомментировал он и потянул своего незадачливого папашу вместе со всеми бебехами куда-то в темноту, следом ринулась порядком вздрюченная мамаша нежного отпырска, а по совместительству жена гения логистики.
Все потенциальные пассажиры проводили их сочувствующими взглядами, а кое-кто, похоже, даже перекрестился им вслед. Интересно, жив тот мужик еще, или его уже похоронили под чемоданами? Во всяком случае, настроение у его домочадцев было соответствующее.
С опаской протянув свой билет водителю ( приключения вышеописанной семьи скорее в моем духе, и я  совсем бы не удивилась, если б и у меня возникло какое препятствие между мной и целью путешествия), я услышала заветное " ваше место 3D, добро пожаловать" и плюхнулась наконец в мягкое кресло автобуса.
Наблюдать и восхищаться и тут было кем.
Через проход от меня сели два китайца, за ними - пара молодых арабов, парень с девушкой. Причем парень сел у окна, девица - возле прохода. Уселась, откинула столик, который крепится к спинке впереди стоящего кресла, и начала выгружать на него кучу всякой хрени - гаджеты, косметика, еда, мигом загрузив его до состояния опасного крена.
- Хм, на фига оно ей все ночью? - только и успела подумать я, как китайцы синхронно нажали рычажки, привели, как говорят в самолёте, спинки кресел в наклонное положение, и явно собрались отдаться Морфею. Правда, это им сложно стало сделать, так как позади бесновалась арабка, которой на колени посыпалась все та хрень, что она навалила на столик.
Бушевала она минут пять, оравши ругательства как минимум на трех языках, пока к ней не подошёл стюард и не заткнул фонтан ее красноречия. Уж не знаю, что он ей сказал, но стихла дама мигом. Больше всего меня поразил ее спутник. Он, как уткнулся в окошко при посадке, так и не повернул голову даже когда его дама сердца проявляла свою экспрессию.
Ну, и китайцы меня порадовали. Вся реакция на грохот и дикие вопли за спиной - один из них повернулся, обозрел масштаб разрушений, что-то сообщил второму, они так же синхронно пожали плечами, и закрыли глаза. И это всё, Карл! Они что, в школе диверсантов подготовку проходили?!
Автобус тронулся, я вытянула гудевшие от долгого дня ноги и опасливо потянула за рычажок.... Не, сзади тихо. Все, можно поспать, вряд ли меня что уже удивит, и так впечатлений не на один рассказ насобиралось.
Проснулась я от голоса водителя, объявлявшего время стоянки автобуса. Я прислушалась к организму. Тот спал.
- Выйти, просто проветриться? - размышляла я.
- Ага, давай, выйди. Ты проветришься, а автобус-то нет, - ехидно отозвался мой внутренний голос. - Смотри, сколько народу разувшись едет. И амбе соответствующее уже сейчас чувствуется. А после свежего воздуха?...
Да, после прогулки я могла бы ехать только на крыше, в салон бы войти я себя б не заставила.
Поэтому, посовещавшись сама с собой, я осталась дремать в кресле. За что была вознаграждена еще одной сценкой из жизни путешествующих. Под занавес, так сказать.
Прямо перед моим окном, опять таки на бордюр, уселись две молодые девушки. Одна из них толкает вторую характерным жестом - типа, будешь? Та отрицательно мотает головой. Первая эмоционально что-то говорит, размахивая руками, потом достает свой рюкзак, роется в нем, достает прямоугольный кусок бумажки, пакетик, что-то отсыпает из пакетика на бумажку, сворачивает косячок и с наслаждением закуривает. Вторая, явно поразмыслив, толкает первую - дай! Та, ухмыляясь, протягивает подруге самокрутку, и они ее скуривают на двоих. Вот прямо так, сидя на бордюре стоянки автогриля, под окном у меня, пялящейся на них во все глаза и перед всем автобусом.... А чоуж там, пофиг....
Засыпая, я все гадала, чем меня еще мироздание порадует в этом путешествии. А все, лимит был исчерпан. И так мне полтора месяца понадобилось, что все это описать.
Хотя жаль. Люблю, грешная, приключения.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments